И В ТРУДЕ И В БОЮ Справятся с любой задачей технические специалисты ООО «МАН Автомобили Россия»

Когда водителя одного из автомобилей-эвакуаторов Подольского филиала MAN Олега Гоголицына клиент, довольный быстрой эвакуацией своего перегруженного автопоезда спросил: «Ты, наверное, и танк сумеешь утащить?» Олег ответил: «Мечтаю». Он забыл, что самые дерзкие мечты имеют обыкновение неожиданно сбываться. Спустя всего три недели после этого разговора, Олег с 42-тонным танком Т–72 на сцепке ехал почти по самому центру Москвы.

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ
При обустройстве территории Центрального музея Великой Отечественной войны на Аллее Мира для всеобщего обозрения были установлены несколько боевых машин: танки Т–55, Т–64 и Т–72, самоходная 122 мм гаубица 2С1 «Гвоздика». Открытое, без ограждений и навесов размещение техники должно было обеспечить лучшее знакомство всех интересующихся с ней, дать возможность без проблем фотографировать машины.

К сожалению, у некоторой части населения выставленный на всеобщее обозрение танк вызывает желание как минимум залезть на него, затащить своих детей, а потом с разбегу прыгнуть с крыши башни. За десятилетие подобной «эксплуатации» боевые машины потеряли свой «уставный» внешний вид, понесли потери по материальной части и стали больше похожи на кое-как собранные макеты. В этой ситуации руководством музея было принято решение отремонтировать танки и выставить их на отдельной огороженной площадке. Но как их транспортировать в ремонтную зону?

Вообще, вопрос эвакуации танков не является каким-то новым и неизведанным. В Вооруженных силах имеется немало техники, предназначенной для решения подобных задач. Но использовать бронированные ремонтно-эвакуационные машины БРЭМ, построенные на базе танков Т–72, на аллеях музея не представлялось возможным из-за гусеничного движителя. А проезд к месту работы армейского автопоезда-танковоза пришлось бы долго согласовывать из-за его нестандартной ширины.

Приятным сюрпризом для работников музея стало безвозмездное выделение ООО «МАН Автомобили Россия» для выполнения этой работы двух автомобилей-эвакуаторов, построенных австрийской фирмой EMPL из маленького городка Кальтенбах (что в переводе означает «Холодный ручей») на базе шасси MAN TGA 41.480 8x4 BB-WW.

Конструкция данных транспортных средств позволяет буксировать полностью груженый автопоезд (тягач+полуприцеп). Таким образом полная масса буксируемого ТС может достигать 50 тонн. По идее, этого должно было хватить для перемещения танков. Ведь их масса составляет от 37 до 42 тонн. Идея – идеей, но не стоило забывать про гусеничный движитель боевых машин, создающий повышенное сопротивление при буксировке. Именно поэтому, а еще для того, чтобы не портить асфальт, гусеничные ленты танков было решено снять и перемещать машины на катках.

Ровно в назначенное время у въезда в музей появились два эвакуатора Подольского филиала ООО «МАН Автомобили Россия», имеющие, как и корабли, имена собственные: DER ROTE FALKE – Красный Сокол, и Silver Bison – Серебряный бизон.

Вторую машину взяли больше для подстраховки. Ведь тормозные механизмы танков, даже если бы их удалось оживить после 10-летней стоянки, действуют на ведущую звездочку и бесполезны, если боевая машина «разута».

Без дела никто не остался. Пока водители Виталий и Олег сноровисто, как будто всю жизнь этим занимались, цепляют к «Красному соколу» первый, подлежащий перемещению танк – «семьдесятдвойку», наша задача – разъединить гусеничные ленты. Хотя пальцы гусеницы с резинометаллическим шарниром были заранее выпрессованы почти полностью, над окончательным их разъединением пришлось немного попотеть. Резинометаллические шарниры без боя не сдаются.

Наконец пальцы выбиты. Верхняя ветвь гусеничной ленты остается на катках, нижняя ложится на асфальт. Если сейчас тронуть танк с места, он пойдет на катках и съедет с лежащей на асфальте гусеницы. Но мы помним про отсутствие тормозов, поэтому для того, чтобы в случае чего остановить неуправляемую машину, сзади цепляется «Серебряный бизон». Скажу сразу, что эта мера безопасности оказалась не очень нужной. «Красный сокол» без какой-либо натуги, практически на холостых оборотах тронул танк с места, а впоследствии, благодаря тому, что боевая машина находилась на жесткой сцепке, легко справлялся и с торможениями.

Серьезное сомнение вызывали повороты. Как известно, в условиях нормальной эксплуатации гусеничная техника поворачивает за счет изменения скорости вращения гусеничных лент. Но гусениц у «семьдесятдвойки» уже не было, а опорные катки всегда стоят прямо. Казалось, для того, чтобы повернуть танк, да еще с малым радиусом, понадобятся усилия двух эвакуаторов. Несмотря на то, что первая пара катков танка была приподнята, сопротивление повороту от остальных 10 катков ожидалось значительным. Вот сейчас мы подъедем к крутому повороту, перецепимся и начнем дергать танк двумя MANами, разворачивая его на месте. К сожалению, Олег был не в курсе наших грандиозных планов, потому что просто… повернул, и поехал дальше с покорно следующим за ним след в след танком, как ни в чем не бывало! Временами складывалось ощущение, что его машина не использует и пятой части своих тяговых возможностей.

Не все шло гладко. Как только сцепка из двух эвакуаторов и стоящего между ними танка только тронулась с места, колеса «Серебряного бизона» уперлись в клыки оставшейся на асфальте гусеничной ленты. Но благодаря наличию отдельного канала радиосвязи между машинами удалось быстро остановиться и избежать повреждения шин.

Полтора километра, отделяющие Аллею Мира от ремзоны, было пройдено менее чем за 20 минут. Гораздо больше времени ушло на выколотку гусеничных пальцев.

Напоследок «Красный сокол», развернувшись на узкой площадке, затолкал «семьдесятдвойку» на предназначенное для нее место на ремонтной площадке.

С танком Т–55 все прошло еще быстрее. И гусеничные пальцы выбились моментально, и сам переезд не занял много времени, так как практика показала, что цеплять второй эвакуатор для торможения сцепки нет смысла.

Трудности ждали нас с третьим экспонатом – танком Т–64. Конечно, мы ожидали, что опорные катки малого радиуса могли создать проблемы при транспортировке танка на них, особенно на поворотах. Но оказалось, что и его гусеницы никак не разъединяются. По идее, гусеницы с параллельным зацеплением траков должны сниматься намного легче, чем с последовательным. Палец выбивать не надо, достаточно снять «бинокли», стоящие по краям гусеничной ленты, открутить ключом на «22» центральный клык и дело сделано. Но «бинокли» никак не хотели сниматься, несмотря на то, что они были предварительно раскручены и подогреты. Руководитель работ принял решение – перетащить танк на несколько метров вперед на гусеницах, чтобы попробовать разъединить другие звенья. «Красный сокол» без труда передвинул танк и с надетыми гусеничными лентами. Следов гусениц на асфальте почти не осталось. Может, поедем так? Поедем! – соглашается Олег. – Машина веса не чувствует.

Так же легко, на холостых оборотах MAN трогается с места. Простоявший более десяти лет Т–64, грохоча гусеницами, едет за ним. Внезапно заклинивает правая бортовая коробка передач, останавливается правая звездочка. Эвакуатор, со слегка изменившимся тоном работы двигателя, как ни в чем не бывало, продолжает тащить танк с заклиненной гусеницей и останавливается через несколько метров только по нашей команде. Рыть траншею в асфальте не входит в наши планы.

Придется «Шестьдесятчетверку» возвращать на место. Олег заезжает за корму танка и с Виталием разматывает трос лебедки. Для того, чтобы сдвинуть с места вставшую колом 42-тонную гору железа не понадобилось даже выдвигать упоры, а заклинившая было гусеница при движении танка в обратную сторону снова начала вращаться.

Возможности техники ясны. Скромно называемый «эвакуатором для грузовых автомобилей» MAN с надстройкой EMPL EH/W 200 BISON на самом деле может перемещать куда как более серьезную технику. При этом, как показала практика, возможность вращения колес у перемещаемого объекта, и даже их наличие либо отсутствие не имеет значения. Нет сомнений, что в реальной боевой обстановке, тот же Т–64 был бы эвакуирован несмотря ни на какие повреждения его ходовой части. Конечно, полноценной заменой гусеничной бронированной ремонтно-эвакуационной машине, имеющей противоснарядную броню, бульдозерный отвал, кран и сварочный аппарат такой эвакуатор служить не может. Но при наличии дороги с твердым покрытием он может добраться до подбитой техники в считанные минуты, располагает приличным тяговым усилием и работает практически бесшумно. Вопрос одного ветерана-танкиста, сопровождавшего процессию: «Почему (показывая на танк) мы это сделать можем, а это (показывая на эвакуатор) – нет?» повис в воздухе.

У меня же, в ходе проведения этой операции тоже появился вопрос подобного рода. У многих наших сограждан появилась мода каждый год, перед праздником 9 мая писать на своих машинах «ИЛ-2», «Т-34», носить, не имея на это права Георгиевские ленточки, в общем, показывать всем встречным свой патриотизм и любовь к Родине.

Операция по транспортировке танков проходила в преддверии 9 мая и сопровождалась толпой зевак. У многих из них на одежде уже красовались новенькие Георгиевские ленточки, но ни одному даже не пришла в голову мысль подменить, уставшего махать кувалдой, бойца Российской армии, на пару со мной выбивавшего пальцы из гусениц.

А вот сотрудники ООО «МАН Автомобили Россия», не имеющие никакого отношения ни к Вооруженным силам, ни к музею, едва услышав о том, что требуется их помощь, приехали на следующий день, приложили максимум усилий и профессионализма для выполнения задачи и не взяли за работу ни копейки. Кто же настоящий патриот?

Алексей МОШКОВ

Читайте также:

FL6: стоит ли доплачивать за...

Лет пять назад в моем парке был «иностранец» с пневмоподвеской всех мостов.

Liebherr на СТТ, 2006
Liebherr на СТТ, 2006

С каждым годом экспозиция ООО «Либхер-Русланд» расширяет свои выставочные площади – растет взаимный интерес концерна

Магадан: талоны на бензин
Магадан: талоны на бензин

Ограничение на продажу АИ-95 введено на магаданских автозаправках.