Новая жизнь топливных карт

Традиционно топливная карта была лишь карманным аналогом ведомости по выдаче топлива. Эта ситуация сохранялась десятилетиями, но сегодня она стремительно меняется. Чтобы осознать причины и суть этих перемен мы обратились к генеральному директору компании «Инфорком» Михаилу Никину.

 

- Еще относительно недавно топливную карту можно было фактически назвать лишь инструментом, позволяющим определять, кому выдавать топливо, кому – не выдавать…

- Если быть точным, аналог ведомости предполагает две позиции: первая – по этой карте можно или нельзя выдать топливо, вторая позиция – установка лимита выдачи. И никаких иных функций топливная карта в себе не содержала. Поэтому говорить о ней как о каком-то инструменте было бессмысленно. Ситуация была банальна и проста – есть автоперевозчик, которому нужно топливо. Он заключает договор на покупку этого топлива, и ведомость, по которой ему выдают это топливо – это и есть кусочек пластика, который водитель и возит с собой.

 

- Почему десятилетиями это существовало и не могло меняться?

- Причина проста. Никаких управляющих функций заложить в терминал было нельзя, кроме стоп-листа, который туда периодически закачивали. Сначала это было вообще раз в неделю, потому что связь была дорогая и даже каждый день связываться с терминалом для компьютера было достаточно дорого. Когда связь подешевела, перешли на ежедневную связь с терминалом – ежедневное обновление стоп-листа, ежедневная перекачка транзакций из терминала в компьютер. Но всё равно это предполагало только одно что управляющих функций было две: то, что можно было записать на терминал (стоп-лист) и то что можно было записать на карте (лимит, который можно было по карте отпустить) и никаких управляющих функций в принципе быть не могло.

 

- Поменялось ли что-то в этом плане?

- Поменялось самое главное. Появились те самые технологии онлайн, о которых много говорилось и много говорится. Технологии онлайн позволяют перенести всю работу по обслуживанию карты на сервер. И современный сервер, то есть мегамощный компьютер, позволяет сделать всё что угодно: любые виды тарифных планов, любые управляющие функции стали доступны для использования.

 

- И сейчас это повсеместная революция?

- Вовсе нет. Потому что как раз разговоров про онлайн очень много, а реализован он у единиц. «Инфорком» это единственная компания у которой все возможности онлайна работают в полном объеме. И это происходит уже полтора года. Иных примеров я просто не вижу.

 

- Ну а как же крупные брендовые компании – «Лукойл», «Газпром», «Роснефть»? Это же все-таки крупнейшие мировые компании. Как у них обстоят дела?

- «Лукойл» всегда шел определенным своим путем. То есть сначала разрабатывал одну технологию, потом другую технологию. Очень часто это были совершенно не клиентоориентированные технологии. Вплоть до того что надо было клиентам приезжать в офис «Лукойла» и прошивать карточки у них пополняя литры, было когда-то и такое. Сейчас у них топливные карты в онлайн-режиме принимаются лишь на их «родных» заправках, что же касается АЗС со стороны, то сейчас их компания не привлекает вообще, за исключением тех заправок что «красятся» в их цвета. Соответственно сеть в целом уменьшилась. Ни от одного человека я не слышал никаких восторгов по поводу того что они что-то замечательное сделали, и к ним стоит очередь.

«Газпром», «Газпромнефть» и «Роснефть» традиционно на протяжении пятнадцати лет пользовались одной и той же технологией, которую они купили у одной и той же фирмы, которой ныне владеет компания из США. Сейчас они вынуждены отказываться от нее, потому что эта технология устаревшая, совершенно не развивающаяся. И «Газпромнефть» пошел по пути покупки очень дорогостоящего банковского процессинга, который они адаптируют под топливный процессинг. В итоге получилось необыкновенно дорого и необыкновенно медленно. То есть на внедрение уже купленной системы ушло полтора года. Но она, наконец, заработала, надеемся в полном объеме.

«Роснефть» пока работает на этой устаревшей технологии и уже года два мечется в состоянии выбора, на какой технологии остановиться, учитывая что «Роснефть» в своей работе как в зеркале отражает все пороки деятельности компании с государственным контрольным пакетом. И в этом вопросе мы видим, во-первых, что безумно медленно всё делается, то есть решение нужно было принимать еще три года назад, а они до сих пор работают на неприспособленной устаревшей технологии. И второе – они мечутся между разработками сделанными полукустарным способом, но которые им кто-то пытается пролоббировать через внутренние связи. Таким образом, на одном конце полюса у них сделанные на коленке непонятно кем кустарные разработки, на другом – те же мегадорогие банковские процессинговые технологии, которые уже купил «Газпромнефть» и которые совершенно избыточны.

 

- А чем все-таки плох банковский процессинг? Это наверное все-таки «высший пилотаж»?

- Именно этим он и плох – что это «высший пилотаж»: это совершенно избыточная технология, из которой приходится «вышелушивать» то, что нужно, и еще разбираться как это будет работать. Здесь «Роснефть» в традиционных аутсайдерах именно потому, что компания слабоуправляемая, совершенно немотивированная и ведущая политику далекую от рынка, от реального подсчета денег.

 

- Вопрос выбора технологий процессинга топливных карт имеет такое принципиальное значение для топливной компании?

- Возьмем в качестве примера компанию «Татнефть». Это реально очень крупная компания с собственной добычей, переработкой, с собственным ритейлом, с исчисляемыми сотнями АЗС. Но, тем не менее, в плане заправки по картам «Татнефть» абсолютно не может составлять конкуренцию ни «Инфоркому», ни каким-то другим крупным игрокам. Она не может выходить по крупному на рынок госзакупок. Причина банальна: просто решение каких-то вопросов клиента с оперативной обработкой информации по заправке, бонусными тарифными планами, индивидуальными ценами – это всё выливается в гигантский ручной труд и огромную потерю времени. Ничего оперативного и автоматизированного быть сделано не может, потому что «Татнефть» сидит на той же устаревшей технологии, которую в свое время приобрела как и «Роснефть» и «Газпромнефть» у компании «НКТ», которой сейчас владеют американцы.

 

- Но мы сейчас говорили о точке зрения сетей АЗС, о точке зрения топливных компаний. У них есть потребность, они в зависимости от этих технологий могут привлекать клиентов и могут терять клиентов. Но самое интересное – точка зрения автоперевозчика. Что получает автоперевозчик?

- Самое главное: перевозчик получает возможность управлять своей заправкой. А учитывая что топливо пожалуй самая затратная часть в его бизнесе, поэтому управление этими затратами возможно и есть ключевой пункт в решении вопроса прибыльный ты или убыточный. Потому что любой перевозчик сейчас живет на очень тонкой «марже» и перейти эту грань весьма легко.

 

- Ну, вот по пунктам, – какие конкретно возможности появились, которыми пользуются перевозчики?

- Я бы как раз разделил возможности на те, которые уже реализованы и уже стали обыденностью и те, которые могут быть реализованы. Те, которые уже стали обыденностью это возможность самостоятельной блокировки и разблокировки карт, не обращаясь в топливную компанию, это самостоятельная установление лимитов суточных, недельных, просто раздача топлива на карту, распределение без временного ограничения, выбор АЗС на которых можно разрешить или запретить заправляться по данной карте. Это обычные вещи, которые перевозчик традиционно просил раньше реализовать, но, как я уже говорил, не было возможности. Сейчас это стало обыденностью. Но есть и те потребности, которые возникают, и мы их можем реализовывать. Предсказать их сейчас невозможно. Порой они индивидуальны.

 

- Можно какой-нибудь пример?

- Простой пример. Один из новых клиентов, одна из крупнейших таксомоторных компаний Москвы, которая начала заправляться с декабря 2014 года. По прошествии трех месяцев у них возникает просьба. При ежедневном выпуске на линию 2 тысяч легковых автомобилей, следить за собственным стоп-листом очень сложно. То есть один водитель пошел в отпуск, второй – поехал домой и блокировать-разблокировать их карты весьма сложно. Поэтому возникла просьба каким-то образом автоматизировать этот процесс. Идею подсказали они сами: спросили, а нельзя ли из их программы «1С» признак «выдача путевого листа» сделать ключом к разблокировке? То есть соединить их в «1С» с программой «Инфоркома», что и было сделано. Теперь, когда бухгалтерия заполняет и выдает водителю путевой лист, карта автоматически разблокируется. Путевой лист закрыт – карта заблокирована. Срок реализации нашими программистами этого алгоритма составил три дня.

Другой пример. Опять на примере таксистов. В отличие от грузовых автомобилей они пользуются мойкой с совершенно другой периодичностью: практически каждый день. Поэтому это тоже достаточно затратная часть. Они попросили автоматизировать данный процесс для того чтобы использовать карты. Автоматизировать, то есть сделать так, чтобы на мойке оплата этой услуги происходила по карте – это несложно, это можно было и раньше сделать, это аналог ведомости. Но вот заложить определенные алгоритмы – это другое, это то, что позволяет сделать онлайн. Что подразумевается под алгоритмами? Возьмем тот же стоп-лист в обычных условиях. Если он открыт, то машина может заехать на мойку. Периодичность мойки в обычных условиях, условно говоря, раз в неделю, если стоит сухая солнечная погода. Если наступила дождливая погода – уполномоченный специалист транспортной компании может зайти и поменять этот алгоритм на «мойка каждый день» и соответственно автомобили можно будет мыть ежедневно. Либо если машина просто ездила в сельскую местность и приехала в пыли и грязи, значит ей разовым образом дистанционно может быть открыта дополнительная мойка, и она может вернуться от ворот таксопарка на помывку. Всё перечисленное – реализовано.

 

- В наших беседах раньше мы традиционно говорили о грузовых автоперевозчиках, здесь мы уже и перескочили на такси, и упомянули государственный и муниципальный заказ. Что здесь поменялось? Пошли новые клиенты?

- Совершенно верно. На протяжении двадцати трех лет существования «Инфоркома» он был сориентирован исключительно на грузовых автоперевозчиков. Под это строилась и сеть АЗС, под это строились и технологии заправки. И вот сейчас когда появились все вот эти механизмы, о которых я только что говорил, позволяющие управлять затратами, позволяющие в своем личном кабинете владельцам автотранспорта полностью управлять этим процессом, возник поток совершенно иных клиентов. Это действительно таксисты, это госзакупки, это ведомственный транспорт, поликлиники, муниципалитеты и т.д. И для многих из них открытием, настоящим откровением является тот факт что легко и просто могут решаться многие задачи, над которыми они ломали голову. Мы не только можем предложить минимальные цены на топливо по государственным контрактам, наша услуга по заправке обладает передовыми технологиями. Они позволяют исполнителям на местах существенно облегчить учет топлива и автоматизировать процесс использования карт, а также исключить риск человеческого фактора, который может даже без злого умысла привести к крупным недочетам в работе муниципальной организации. У нас практически каждый месяц происходит ситуация, когда к нам без нашей рекламы и без нашего ведома приходят клиенты, которые говорят «Слава богу, мы вас нашли, слава богу, вы существуете. Мы узнали о вас и нас всё устраивает». Для многих клиентов даже не стоит вопрос цены, потому что они скорее наоборот готовы приплачивать выше цены столба, потому что для них дополнительно решаются вопросы. Например, открыть 30 новых точек заправки в труднодоступных местах. Или создать для них не один личный кабинет, а создать сеть личных кабинетов, иерархию личных кабинетов. Потому что допустим это какое-то объединение, государственная структура, у которой есть областные и районные подразделения, и они должны какую-то часть функций по управлению заправкой передавать им, а какие-то оставлять себе. И мы должны для них эту задачу решить с помощью нашего программно-аппаратного способа.

В качестве экономического результата – у «Инфоркома» продолжается существенный рост объемов заправки. Несмотря на то, что в стране кризис и перевозчики живут реально тяжело, мы видим определенное сокращение объемов заправки у грузовых перевозчиков – многие не то что уходят с рынка, а часть транспорта ставят на прикол. Но это сокращение у нас компенсируется совершенно другими клиентами. В итоге у «Инфоркома» за 2014 год прирост объемов составил 24 процента.

Мой сын во время каникул месяц практиковался в отделе госзакупок «Инфоркома», занимаясь тендерами. За месяц шестнадцатилетний школьник заключил 32 контракта. Конечно, контракты заключал отдел, но непосредственный предварительный поиск и подбор тендеров делал он напрямую.

 

- Если говорить про ведомственный транспорт, исторически там использовались топливные талоны. Как с этим сейчас обстоят дела?

- Несмотря на то, что существуют те распрекрасные технологии, о которых мы сейчас говорим, талоны по-прежнему достаточно широко используются. Причин здесь несколько. Одна из них – определенный консерватизм. Потому что многие руководители как привыкли, так ничего менять и не хотят. Другая причина – определенная порочность нашей государственной казначейской системы финансирования, когда финансирование неожиданно сваливается на конец квартала, тем более на конец года, скажем на 28 декабря. И если ты за 3 дня эти деньги не потратил, то можешь о них забыть. И в этих случаях часто бывает, что единственный способ быстро потратить – это мешки с топливными талонами.

 

- «Инфорком» что-нибудь придумал?

- «Инфорком» придумал. Используя наши технологии онлайн, «Инфорком» разработал топливный талон с магнитной полосой. По сути это одноразовая бумажка, на которой напечатано количество литров, которое по ней можно отпустить, то есть абсолютно всё как было раньше в топливных талонах. Отличие только одно: ни подделать, ни использовать второй раз невозможно. Потому что хотя это и бумажка, но на самом деле это абсолютный аналог топливной карты – это такая же топливная карта, просто очень дешевая, одноразовая.

 

- И спрос есть?

- Спрос на них огромный. Мы сейчас единственные кто начал выпускать их по подобной технологии и у нас сразу же возник на это спрос. Есть много компаний, которые хотят одновременно и топливную карту, и талоны, чтобы они были в одном контракте прописаны. Потому что какие-то машины они используют по картам, другим они раздают одноразовые талоны. Плюс при бюджетном финансировании надо иметь возможность на конец года быстро закупить и получить это топливо в идее талонов.

 

- Подводя итог нашему разговору о новой жизни топливных карт. Каково Ваше послание, Ваше обращение к автоперевозчикам в этой связи?

- Россия постепенно доросла до настоящего капитализма, где есть жесткая конкуренция, где действуют все экономические капиталистические законы. И выживают в этих условиях лучшие – те, кто лучше считает деньги, те, кто управляет затратами. Я еще раз напоминаю: сэкономить всегда легче, чем заработать. Топливная карта в современном исполнении это реально путь к экономии. Хотите быть лучшими, хотите остаться в рынке – осваивайте эти технологии, иначе вас выдавят оттуда те, кто сделал это лучше вас.

 

Беседовал Вадим Попов

Читайте также:

Новинки МАЗ — Полуприцеп-самосвал МАЗ-953001

Минский автозавод выпустил автомобильный полуприцеп-самосвал МАЗ953001, который предназначен для перевозки строительных грузов в составе автопоезда

Слаженый тандем

Политехнический словарь трактует термин «тандем» как «последовательное расположение однородных устройств». Им же обозначают одну из

Газ на смену бензину
Газ на смену бензину

Каковы перспективы развития газомоторного рынка на территории РФ? На прошедшем в конце февраля